Часто задаваемые вопросы

  • Как мы можем позволить себе беспокоиться о других, когда мы сами окружены опасностями? +

    Нет никакого противоречия между выполнением причиной своего существования и заботой о наших внешних и внутренних национальных интересах. Наоборот, перестать относиться равнодушно к нравственным проблемам в арабском и мусульманском мире - это значит сделать важный стратегический шаг к решению наших внешних проблем и к укреплению нашего внутреннего единства, нашей решимости.

    “Когда нечестивые множатся, праведник среди них - это тот, кто первым страдает за их грехи" (Зоар, Ноах 68а)
  • Разве подход “Ваигаш” не является снисходительным? +

    На самом деле все наоборот. Немногие вещи более “снисходительны”, чем "освобождение” отдельных лиц или групп от основных моральных требований на том основании, что они арабы и/или мусульмане.

    “Он смирял тебя, томил тебя голодом и питал тебя манною, которой не знал ты и не знали отцы твои, дабы показать тебе, что не одним хлебом живет человек, но всяким [словом], исходящим из уст Господа, живет человек” (Втор. 8:3)
  • Почему мы должны меняться? Разве мы уже не являемся одним из самых моральных сообществ в мире? +

    Часто отмечается, что ЦАХАЛ делает больше, чем любая другая армия, чтобы избежать жертв среди гражданского населения в ходе вооруженного конфликта. Мы также организуем спасательные службы и медицинскую помощь для жертв стихийных бедствий во многих странах. Кроме того, мы предлагаем помощь сельскому хозяйству разных стран по всему миру.

    Это, конечно, положительные явления. Но моральное лидерство не стоит сводить лишь к спасению жизни и улучшению экономического положения. Оно должно включать в себя активный интерес к моральной составляющей жизни наших собратьев. Эта идея хорошо выражена в названии книги Арнольда Фостера "Безразличие ко злу есть зло" и в талмудическом утверждении (Суккот, лист 56б):

    "Горе злодею — и горе и соседу его. Хорошо праведнику — и хорошо и соседу его"
  • Кто мы такие, что хотим повлиять на других, когда и у нас хватает моральных недостатков? +

    Мнение, что мы должны вначале сами достичь морального совершенства и только потом склонять к нравственному поведению других, — опасная позиция. Если бы люди следовали этому принципу, то какое общество могло бы противостоять зверствам нацистов, нарушениям прав человека в Советском Союзе или уничтожению тропических лесов в Бразилии? Да, мы еще морально несовершенны. Но равнодушие к весьма проблематичному поведению наших собратьев делает нас лишь еще менее совершенными.

    “Там, где нет людей, старайся быть человеком” (ПиркейАвот 2:5)
  • Разве не наивно думать, что мы можем оказать влияние на политическую и религиозную культуру арабского и мусульманского мира? +

    Народ Израиля часто осмеливался думать масштабно и часто достигал успеха. Мы прошли через Исход из Египта, мы вернулись из Вавилона и восстановили Храм. Мы отказались от идолопоклонства и служили катализатором для появления других монотеистических религий. В современную эпоху мы преуспели в двух, казалось бы, невозможных задачах: создании государства Израиль и борьбе за свободу советских евреев. Но когда дело доходит до решения конфликта на Ближнем Востоке, нам недостает смелости мышления. Новая порция )(“священной?) (святой наглости" — именно то, что нам нужно.

    “Наглость, даже обращенная к Небу, — эффективна" (Вавилонский Талмуд, Санедрин, 105а)
  • Разве это не трудно — заботиться о наших врагах? +

    Да, это нелегко. Но, как говорится на идиш, - “трудно быть евреем”.

    “Исполняй Его волю как свою собственную, чтобы Он исполнял твою волю как Свою” (Авот 2:4)
  • Изменение образа мыслей — это очень хорошо, но как насчет конкретных шагов? +

    Изменение образа мыслей израильской общественности высвободит огромную энергию и позволит направить часть нашего творческого гения на поиск конкретных путей решения моральных проблем нашего региона.

    К тому же наша религиозная традиция подчеркивает, что молитвы, слезы и чувства сами по себе могут иметь колоссальное влияние. (См. примеры)

    “Реформы происходят, когда меняется политика правительства; революция происходит, когда меняется образ мыслей той или иной страны" (РонДермер)
  • 1